21.06.2024

Илья Черноусов: Нигде нет таких условий, как в России

Илья Черноусов: Нигде нет таких условий, как в России
Восемь лет назад Илья Черноусов вырвал бронзу в легендарном лыжном марафоне, а сейчас тренирует сборную Лихтенштейна.

В последний день Олимпиады в Сочи лыжник Илья Черноусов стал одним из героев, когда на финише мужской гонки на 50 километров вырвал третье место у норвежца Мартина Йонсруда Сундбю и сделал пьедестал заключительной церемонии награждения тех Игр полностью российским.


После этого были отъезд из России, свадьба с известной биатлонисткой Селиной Гаспарин, получение швейцарского гражданства, попытки попасть в основной состав сборной Швейцарии, завершение карьеры. В 2022 году Илья Черноусов снова попал в заголовки, возглавив сборную Лихтенштейна.

«Чемпионат» разыскал российского лыжника на просторах Европы и расспросил его обо всём: о ситуации вокруг российского спорта, о работе в сборной маленького государства, о Большунове и Клэбо и о многом другом.

«Главное, чтобы мои спортсмены были хорошими людьми»

– Илья, какой у вас статус в сборной Лихтенштейна?

– Я отвечаю за национальную команду. У меня всего пять человек, парни и девушки, все молодые, могут ещё бегать на молодёжном уровне.

– Каков уровень этих спортсменов?

 – Их уровень более-менее интегрирован со швейцарским. Команда молодая, работать, естественно, есть над чем. Мне, наверное, повезло со спортсменами. Они все терпеливые, трудолюбивые, с горящими глазами. Многое в развитии спортсмена зависит не только от тренера, но и от самого спортсмена, от его желания работать.

– Давайте честно, подопечные ваши не обалдели от того, что было раньше на тренировках и что сейчас, когда пришёл тренер с российской школой?

– Если такое и было, то они пытались это не визуализировать, по крайней мере. Но для них это точно было неожиданно. Спортсмены работали по швейцарской системе, если говорить о нагрузках, но попробовать что-то новенькое всегда неплохо.

– Я правильно понимаю, что даже не стоит сравнивать уровень ваших подопечных с уровнем их российских сверстников?

– У меня даже внутри группы у спортсменов разный уровень. Но вы правы, в России в молодёжном возрасте есть атлеты, которые и на Кубке мира готовы достойно выступать и показывать хорошие результаты. У моих спортсменов в этом плане есть резерв. Зима покажет, к чему мы готовы. Однако я работаю лишь с мая, а у меня личный принцип – не нужно торопиться. То, что быстро происходит, быстро и заканчивается. У них должна быть жизнь и помимо спорта. Результаты результатами, но главное, чтобы они хорошими людьми оставались.

– Все пятеро спортсменов в предстоящем сезоне будут бегать на Кубке мира?

– У нас нет такой задачи, хотя мне бы хотелось, чтобы все хотя бы раз пробежали на этапах и почувствовали, что это такое. Скорее всего, выборочно будем участвовать, может быть, пара ребят. Но мне для начала хочется посмотреть их на Континентальном кубке. На самом деле, самый важный старт у нас в сезоне – молодёжный чемпионат мира в канадском Уистлере. Кто там нормально выступит, возможно, и на взрослый чемпионат в Планицу поедет.

– Тяжело им с российским тренером?

– Иногда бывает, что усталость накапливается, тогда уходит мотивация. Говорю им, что никакой гениальный план, никакой величайший тренер ничем не помогут, если спортсмен сам не хочет идти дальше. Бывает, шучу, когда вижу, что это просто необходимо. У них есть интерес и желание работать, будем идти дальше.

«Нигде нет таких условий для развития лыжных гонок, как в России»

– Вы сказали, что нет задачи сразу бросать спортсменов на Кубок мира. А какие вообще задачи ставило перед вами руководство лыжного союза Лихтенштейна?

– На самом деле, так напрямую задачи и не ставили. Но понятно, что руководство хотело бы иметь больше квот на Олимпиаду-2026. Для этого нужно определённые результаты показывать. Но, повторюсь, таких прямых задач никто и не ставил. В итоге все хотят немного развить лыжные гонки, вновь сделать их популярными и привлекательными среди молодёжи. И в Швейцарии, и в Лихтенштейне большая проблема сохранить спортсменов в возрасте от 14 до 18 лет. Этот возраст выпадает, юноши и девушки идут учиться. В России в этом возрасте спортсменов можно уже считать профессионалами. Здесь не так, и уровень по молодёжи заметно проседает. Если человек учится, когда ему тренироваться? Только по вечерам? В общем, в местной федерации думают, что сделать, чтобы лыжные гонки развивались.


– Для развития нужно и обеспечение. Вот у вас в группе пять спортсменов. Есть врач, массажист, сервисёр?

– (Смеётся.) Для уровня Лихтенштейна у нас нормальное обеспечение, но тут совершенно другая система работы. Я ещё много лет назад говорил, что нигде нет таких условий для развития лыжных гонок, как в России. Даже если у тебя средний уровень, но ты входишь в состав региональной сборной, у тебя есть почти всё, а если уж попал в национальную команду – только тренируйся и ни о чём не думай. Ни в одной стране Европы, если не говорить о лидерах в лыжных гонках, такого обеспечения нет. А для того, чтобы ездить со своим физиотерапевтом на сборы, ты должен уже очень приличные результаты показывать. В плане сборов у нас всё нормально – это от недели до 10 дней. Мы у себя можем тренироваться, есть нормальные лыжные трассы.

А если говорить о физиотерапевте – у нас его нет. Тут скорее можно говорить о системе «домашний доктор». Зимой, насколько я знаю, у нас возможна кооперация со сборной Швейцарии и в плане подготовки лыж, и в плане массажа. В Лихтенштейне всего 38 тысяч населения, хорошо, хоть столько лыжников есть. Впрочем, в Швейцарии ситуация ещё хуже. На летнем чемпионате страны участвовали менее 30 человек, трое из них из Лихтенштейна. В процентном соотношении мы выставили больше спортсменов, чем швейцарцы. После ухода Дарио Колоньи и пары других ребят у них никого не осталось. Никогда такого не было, но биатлон в стране становится более популярен, чем лыжные гонки. Хотя какое-то развитие всё равно идёт. В Ленцерхайде построили лыжероллерную трассу, например. Семь лет строили и, наконец, построили. Медленно, конечно, но качество асфальта, словно на автобане.

«На Юрия Викторовича Бородавко никаких обид нет»

– Илья, пытался найти последнее ваше интервью в российских СМИ, все датированы очень давно. Вы неинтересны журналистам?

– Наверное (смеётся). Был бы интересен – разыскали бы, как вы сейчас.

– Но это не связано с какой-то обидой? Или с высказываниями Юрия Викторовича Бородавко, за которые он, кстати, извинился.

– Нет, конечно. У меня вообще никогда не было проблем в плане общения с журналистами. Сколько себя помню, никому не отказывал. Единственное исключение – во время подготовки к соревнованиям. Ну и я не говорю на темы, в которых не разбираюсь. На Юрия Викторовича у меня нет никаких обид. Если бы он в лицо мне что-то сказал, это одно, а вырванные из контекста слова, поданные через СМИ, совсем другое. Конечно, неприятно было читать такое даже в прессе, но, повторюсь, никаких обид у меня на него нет.

– С прежними партнёрами по сборной России часто общаетесь?

– Не скажу, что плотно, но контакт есть. Чаще всего с Александром Легковым, мы с ним раз или два раза в год общаемся. В прошлом году удалось на глетчере увидеться.

«Когда спортсмены не могут выступать по не зависящим от них причинам, это печально»


– Что скажете о решении Совета FIS, утвердившего отстранение россиян от соревнований?

– А что тут сказать? Я не обладаю всей информацией, чтобы как-то комментировать. С точки зрения спорта, могу сказать, что, когда спортсмены не могут себя реализовать по не зависящим от них причинам, когда они годами готовятся и не имеют возможности выступать, это печально. Главное – нос не вешать, жить, любить спорт и надеяться на лучшее.

– Вас удивляет агрессивная и непримиримая позиция некоторых спортсменов, которые даже говорят о бойкотах в случае допуска россиян?

– Я не хочу обсуждать личные заявления отдельных спортсменов. Ведь каждый человек имеет право на своё мнение. У них именно такое мнение, запретить им высказывания и действия невозможно.

– Упадёт ли уровень лыжных гонок в отсутствие сборной России?

– Нужно понимать, что конкуренция – основа спорта, она придаёт интерес тому, что происходит. Спортсменам интереснее соревноваться со всеми сильнейшими, а болельщикам наблюдать за такой борьбой, но я надеюсь, что эта ситуация не навечно. Хочется пожелать спортсменам честного соперничества, а болельщикам – самых ярких соревнований.

«Большунов и Клэбо – лучшие лыжники мира. Хотелось бы с десяток таких»


– У вас есть однозначный ответ на вопрос – кто лучший лыжник мира?

– В последние годы у нас два таких лыжника – Александр Большунов и Йоханнес Клэбо. Они выиграли большинство стартов, завоевали множество медалей, между ними яркая конкуренция. В чём-то сильнее один, в чём-то — другой. Предпочтение никому отдавать не буду. Мне бы хотелось, чтобы в мировых лыжах было не два лидера, а человек десять, каждый из которых на любой дистанции может победить. Вот тогда будет значительно интереснее.

– Каково ваше отношение к последним изменениям в дистанциях, к тому, что женщины будут бегать «полтинник»?

– Больше одного часа мало кто перед телевизором высидит, когда будет смотреть женский марафон (смеётся). Что касается изменений, то мне кажется, смысл не в самой программе соревнований, а в том, чтобы её правильно показывать. По-моему, в прошлом сезоне на некоторых этапах трансляции были вообще непонятными, смотреть было неинтересно. Картинка должна быть грамотно построена, это самое главное. Конечно, мечтать о такой вершине, как показ Формулы-1, наивно, но стремиться нужно в эту сторону. Вообще, всё должно быть просто и понятно любому человеку, который захотел посмотреть лыжные гонки.

Ну и уходить от классических дисциплин не стоит. Давайте в плавании придумаем новые стили? Зачем тогда в лыжах придумывают трамплины на спринтах? Из всех нововведений последнего времени, на мой взгляд, достаточно интересна только смешанная эстафета. Игры FIS? Идея хорошая, но есть вопросы к формату, он пока непонятен. Красота лыжного спорта и заключается в классических дистанциях, в нормальных эстафетах, первые многодневки «Тур де Ски» – это пример интересного формата. К сожалению, в последние годы лыжные гонки потеряли прежнюю зрелищность.

Ну не должно быть такого, чтобы на Кубке мира всего семь-восемь стран эстафеты выставляли. Если бы не вторые команды (имеются в виду вторые команды от некоторых стран. – Прим. «Чемпионата»), вообще всё было бы грустно.
Ещё бы решить проблемы с отменой этапов, которые случаются всё чаще и чаще из-за отсутствия снега. Как правило, в лыжах нет запасного варианта. В биатлоне всё более правильно устроено. Трёхнедельными блоками и небольшими расстояниями для переездов там перекрывается месяц Кубка мира.


Источник

Loading