14.07.2024

Стурла Холм Лагрейд: «Было бы здорово выиграть одну медаль в личной гонке на чемпионате мира»

Стурла Холм Лагрейд: "Было бы здорово выиграть одну медаль в личной гонке на чемпионате мира"

Норвежский биатлонист Стурла Холм Лагрейд стал гостем одного из выпусков немецкого подкаста о биатлоне Extrarunde. В эфире подкаста от 28 января Лагрейд рассказал о своих целях на предстоящий чемпионат мира в Поклюке, подготовке к сезону, специальных ритуалах перед гонками и ответил на многие вопросы ведущих.

– Какие у тебя цели на твой первый чемпионат мира? Тебя считают одним из фаворитов в борьбе за медали во всех гонках.


– Это совсем не то, чего я ожидал до старта сезона. Для меня просто участие в гонках чемпионата казалось уже бонусом. Но теперь я увидел, как могу выступать в гонках, и буду работать над медалями. Было бы здорово завоевать одну медаль в личной гонке. Но это все еще мой первый сезон на Кубке мира, первый год в основной сборной, так что я не буду разочарован, если мне это не удастся. Это все равно будет крутой опыт, жду этого с нетерпением. Перед началом сезона я говорил, что моя цель – выступать так хорошо, чтобы меня не отправили домой в Норвегию, и, может быть, несколько попаданий в топ-10. Теперь говорят, что я фаворит чемпионата мира, и мне приходится щипать себя за руку – это просто невероятно.

– В какой гонке твои шансы на медаль выше всего, как ты думаешь?

– Думаю, в индивидуальной гонке. Пока в сезоне у меня одна победа и одно второе место. В этой дисциплине я могу показать свои стрелковые навыки. Эта гонка будет моей главной целью. Но в гонках преследования у меня тоже были хорошие результаты, так что и пасьюта я буду очень ждать.

– Ты чувствуешь какое-то давление из-за ожиданий норвежских болельщиков перед чемпионатом мира?

– Всегда есть ожидания и всегда есть давление. Но это позитивное давление, потому что они знают, что у меня есть потенциал, и я это тоже знаю. Я не думаю, что кто-то ждет, что я возьму медаль в каждой гонке, но при этом я понимаю, что в хороший день медаль возможна. Не считаю, что на меня повлияет давление от ожиданий болельщиков.

– Есть ли у тебя какие-то приемы психологической подготовки?

– Я много медитирую в этом году. В прошлом сезоне в гонках я стрелял хуже, чем на тренировках, и поэтому занялся психологической подготовкой. Стрельба улучшилась, а когда я попал на Кубок мира, я был на самом высоком уровне. В этом сезоне я медитирую перед гонками, чтобы забыть обо всем, оставить позади все мысли и сосредоточиться на задачах. Думаю, я буду использовать эту технику перед чемпионатом мира, чтобы снова выйти на пик концентрации. Когда мне было 13-14 лет, с нами работал специалист, который говорил, что медитация и осознанность очень важны. У меня остались какие-то аудиофайлы для медитации с тех времен. Я ничего этого не делал тогда, но в прошлом году нашел их в своем архиве и начал с самых основ. Сейчас я не использую никаких специальных приспособлений или аудио. Я просто сижу на кровати перед дверью с закрытыми глазами и пытаюсь сосредоточиться на своем дыхании. Это звучит легко, но на самом деле очень сложно оставаться сосредоточенным на протяжении 10 или 20-30 минут.

– Готов ли ты бороться с Йоханнесом за Большой Хрустальный глобус?

– Я всегда радуюсь, когда меня об этом спрашивают и сравнивают с Йоханнесом. Для меня это другая лига. Он не был в своей лучшей форме с начала сезона, и мне удалось бросить ему вызов, но теперь мы видим, что его форма просто невероятная. То, как он провел гонки в Антхольце, показывает, что он снова в деле. Я не жду, что смогу что-то отыграть у него в концовке сезона, но это классная битва, и я сделаю все, что в моих силах, чтобы осложнить ему жизнь. Но я не буду разочарован, если я не завоюю Большой Хрустальный глобус.

– Ты ожидал, что будешь так хорошо выступать в свой первый сезон на Кубке мира? Все были удивлены таким началом.

– Включая меня. Я знал свой уровень в прошлом году, за лето он должен был улучшиться. Но я не смел подумать, что буду так близко. Я использовал это лето, чтобы подтянуться к ребятам в плане лыжного хода. А когда сезон начался, я как будто мгновенно перешел на другой уровень. Для меня было безумием наблюдать, как мое тело реагирует на гонки, которые идут одна за другой. Организм как будто вышел из спячки и был готов к гонкам. Мой лыжный ход превзошел мои самые смелые мечты.

– Что же в итоге позволило тебе сделать такой скачок вперед в плане лыжного хода?

– Когда я попал в элитную команду, я поставил себе цель быть в наилучшей форме на каждом тренировочном сборе. Я стремился хорошо отдохнуть перед сбором, чтобы быть готовым к работе с ребятами. Первые два сбора мне было очень тяжело. Помню нашу первую тренировку в мае – длинная лыжная прогулка. Для ребят это была тренировка с низкой интенсивностью, а я еле держался за ними (смеется). Но после нескольких месяцев мой уровень стал расти, к осени стал догонять и даже выиграл несколько контрольных тренировок.

– Но твоя сильная сторона – стрельба. Что нужно делать, чтобы стать одним из лучших стрелков в биатлоне?

– У меня всегда был талант к стрельбе, но я думаю, тут дело в моем любопытстве – к стрельбе и изготовке. Я в постоянном поиске наилучшего положения для стрельбы, иногда я даже перебарщивал – слишком много изменений по ходу сезона могли разрушить стрельбу. Но в этом сезоне я был решителен – с самой первой гонки я не делал никаких изменений, думаю, это помогло. Я проделал хорошую работу во время болезни в 2018 году, когда не мог тренироваться. Тогда я решил, что не буду злиться и расстраиваться, а буду вкладывать силы в стрельбу. Я изучал стрельбу мировых лидеров, в том числе Мартена Фуркада. Внес существенные изменения в свою винтовку, пробовал много разных вещей. Я пытаюсь найти наименее энергозатратное положение, чтобы быть расслабленным во время стрельбы. Думаю, секрет успеха в моем любопытстве. В школе я интересовался наукой, любил математику и физику. Но и труда было вложено немало. Иногда я проводил многие часы, настраивая свою винтовку, пытаясь улучшить изготовку, и в итоге приходил к тому, с чего начал – иногда все это было чересчур.

– У тебя не только особенная стрельба, но и особенная винтовка. Ты сам придумал дизайн?

– Да, эту винтовку я сделал в 2016 – по крайней мере, ее основную часть. С тех пор было много мелких и больших изменений – во время болезни я много экспериментировал. Но после этого сезона я буду делать новую винтовку, такую же, как эта. На ней сейчас уже много трещин и других повреждений, она почти разваливается. Дизайн не значит для меня ничего особенного, но мне нравится самому выполнять покраску. Однажды мне пришел в голову такой дизайн – тигриные полосы, цвета были темно-зеленый и золотой. Но в этом году мне пришлось перекрасить винтовку – я хотел те же цвета, но другую краску. Предыдущая была для машин, очень тяжелая. Теперь я использовал обычную краску, она ложится тонким слоем и совсем не добавляет веса. Но таких цветов, как раньше, не было, получились обычный зеленый и желтый.

– Какой момент в этом сезоне стал особенным для тебя?

– Сложно сказать. Обычно спортсмены говорят, что их первая победа – особенная. Но для меня это случилось ни с того ни с сего, я был скорее шокирован, чем рад. Поэтому моя вторая победа в спринте в Хохфильцене была для меня более эмоциональной, я провел идеальную гонку – был очень хорош на трассе, быстро стрелял, поразил 10 мишеней из 10, и мои товарищи по команде тоже очень хорошо выступили. То есть я выиграл не потому, что кто-то допустил ошибку, а потому что хорошо провел гонку. И я смог разделить подиум со своими товарищами по команде. Это был очень эмоциональный опыт, что-то, что я буду помнить всю оставшуюся жизнь.

– Сейчас ты носишь три лидерских майки – в зачетах U25, пасьютов и индивидуальных гонок. Есть ли для тебя разница между гонками в особенной майке и без? Как ты думаешь, будут ли ощущения другими, когда болельщики вернутся на стадионы?

– Первый раз, когда я надел особенную майку, это был желто-синий биб. Когда я выходил на эту гонку, я думал о том, чтобы не смотреть вниз и не вспоминать о нем. Но в последних гонках я получал от этого удовольствие. Мне кажется, это крутой биб и крутой цвет. Теперь у меня даже есть очки подходящего оттенка. Я буду стараться удержать как минимум синюю майку. Думаю, с болельщиками все будет по-другому, я очень жду их возвращения. Ребята в команде шутят, что никто на самом деле не знает мой уровень, потому что я никогда не бегал гонки со зрителями на трибунах. Когда они вернутся, посмотрим, смогу я с этим справиться или мои результаты просто случайность.

– Где ты сейчас находишься?

– Сейчас я в Антхольце с Йоханнесом Дале, мы не захотели ехать в Норвегию со всеми ограничениями. Мы остаемся здесь до субботы, потом едем в Обертиллиах, где останемся до следующей пятницы. Там к нам присоединятся Тарьей и наш тренер Зиги. Тарьей сейчас в Зайзер-Альм, у него отпуск от биатлона. А Йоханнес поехал домой. Он отец, я могу понять, что он хочет побыть с ребенком. Ветле тоже уехал домой. Он планировал этот сбор в Обертиллиахе, но изменил планы за неделю до завершения этапа в Антхольце.

– Чем ты занимаешься прямо сейчас? У тебя есть увлечения помимо биатлона?

– Я взял с собой гитару, она лежит рядом. Могу играть, если мне скучно. Это очень помогло мне в этом сезоне – моя гитара со мной, и я могу думать о чем-то другом, не только о биатлоне.

– То есть для тебя есть игра на гитаре, медитации, биатлон и все?

– У меня еще есть электронная книга. Я люблю читать, стал много читать Стивена Кинга в этом сезоне. Это тоже очень помогает – когда тебе страшно, ты не можешь думать о биатлоне (смеется). Теперь я боюсь только привидений и монстров, но не огневых рубежей.

– У тебя есть ритуалы перед гонкой?

– Я уже говорил о медитации. Иногда это только медитация, примерно 10 минут. Иногда помимо медитации я занимаюсь визуализацией, добавляю холостой тренаж. Зависит от места. Если я впервые на стадионе, то я трачу больше времени не медитацию и подготовку. Если я знаю место, например, это последняя гонка этапа, то я могу меньше медитировать и при этом сохранить концентрацию. Визуализация, которую я делаю чаще всего – закидываю винтовку на спину и имитирую лыжный ход с закрытыми глазами, представляю, что я прохожу трассу. Каждый раз, когда я «выхожу» на стрельбище, я открываю глаза и делаю холостую серию выстрелов. Если я делаю все как надо, то визуализация занимает столько же времени, сколько и гонка. Я могу это делать 30-40 минут. Это очень хороший способ подготовки, но это отнимает много сил, я должен хорошо отдыхать для этого.

– Какая твоя любимая дистанция в биатлоне?

– Мне очень нравятся гонки преследования, потому что они труднее для спортсменов. Нужно хорошо выступить два дня подряд – в спринте и пасьюте. В этом виде спорта очень сложно сохранять концентрацию длительное время, и грань между хорошим выступлением и катастрофой очень тонкая. Думаю, гонки преследования – самые сложные гонки для биатлонистов.

– Лежка или стойка?

– Сложно сказать. Думаю, мне больше нравится стойка. На стрельбе лежа все по рецепту – нужно сделать то-то и то-то, нельзя делать вот это. На стойке все больше по ощущениям, нужно выбирать момент – нажать на курок тогда, когда увидишь черную мишень. Я не могу сказать, что на лежке просто. Если делать все, как надо, то просто. Но если допустить одну маленькую ошибку с ветром или в изготовке, можно промахнуться 5 раз.

– Если бы тебе сейчас нужно было собрать по частям идеального биатлониста, какие компоненты и от кого ты бы взял?

– Должен взять лыжный ход Йоханнеса Бё, мы наблюдаем раз за разом, как он может увеличить темп и догнать соперника, когда кажется, что такое большое отставание сократить невозможно. Думаю, нам понадобятся эти способности. Я пытался копировать Мартена Фуркада, поэтому, возможно, моя стрельба похожа на его, но он король, поэтому мы берем его способ адаптировать свою стрельбу, способ подходить к огневому рубежу. Он был очень гибок, мог ускорить темп перед стрельбой, чтобы получить отрыв от остальных, мог стрелять быстро или отрабатывать каждый выстрел в борьбе с ветром, если было необходимо. Думаю, если совместить его стрельбу со скоростью Йоханнеса, то получится почти непобедимый спортсмен. Единственное, чего будет не хватать – это последние 50 метров. Нужно найти самого быстрого парня для финишного спурта, и я думаю, Ветле Шостад Кристиансен в этом очень хорош. Так что способности Ветле на финише, лыжный ход Йоханнеса и стрельба Мартена.

– Может быть, ты расскажешь болельщикам, где найти больше информации о тебе?

– У меня есть инстаграм @sturlal и сайт sturlaholmlaegreid.com. Я только начал заниматься сайтом, поэтому на нем не так много информации, но я напишу еще несколько постов. Там есть ссылки на мои соцсети и адрес электронной почты. Я понятия не имею, что писать на сайте. Если у кого-то из болельщиков есть идеи, что писать на сайте, они могут присылать их на почту, может быть, это будет моим источником вдохновения.

Перевод с английского

Источник (аудио) – Extrarunde на Spotify


Источник

Loading