23.06.2024

Ребята, нам не до жиру. Почему часть биатлонистов сборной России оставили без зарплаты

Ребята, нам не до жиру. Почему часть биатлонистов сборной России оставили без зарплаты

Биатлонное межсезонье выдало очередную разборку.

Дмитрий Губерниев разразился гневным постом о том, что троих биатлонистов основы – Ильназа Мухамедзянова, Евгения Емерхонова и Ларису Куклину – оставили без зарплат членов сборной страны.


Парадокс: спортсмены в команде, готовятся в группе Юрия Каминского, но денег от Центра спортивной подготовки (ЦСП) за это не получают. Губерниев эмоционален: 

«И немного о том, как разваливают российский биатлон изнутри! Вице-президент СБР по рюмкам продолжает противоправную деятельность! Разумеется, при полном молчании руководителя организации, господина Майгурова! Куклина, Мухамедзянов и Емерхонов лишены зарплат членов сборной страны! При этом они в команду попали! Отлично подтянули юниоров за счет тех, кто честно заработал место в сборной! Минспорт, ЦСП – ждем реакции…»

Сразу оговорка для понимания: «вице-президентом по рюмкам» Губерниев почему-то называет Павла Ростовцева, который зимой занял пост вице-президента по спорту. У них многолетний конфликт.

Повод для нового скандала, на первый взгляд, странный. Биатлонисты ругались из-за состава, тренеров, мест сборов, но не из-за зарплаты. Чтобы разобраться во всем, важно понимать:

• все члены сборных команд России по идее должны быть трудоустроены и получать зарплату в ЦСП Минспорта. Сейчас ЦСП возглавляет Георгий Брюсов.

• решение о том, кто в конце месяца получит от ЦСП зарплату, а кто «спасибо», в биатлоне, как оказалось, ежегодно принимает тренерский совет. Почему чисто финансовыми и бюрократическими вопросами занимаются тренеры, которые вообще-то не обязаны в это вникать – неизвестно. А вот почему зарплатных ставок в сборной меньше, чем людей – расскажем чуть ниже.

• даже если спортсмен не получает ставку в ЦСП, это не значит, что он остается совсем без финансовой поддержки от государства. Обычно у членов сборной страны еще минимум два источника: регион, который они представляют, плюс то или иное ведомство/сообщество.

Каминский ничего не понимает. «Как можно обсуждать то, чего не было?»  

Все трое спортсменов, которые не попали в списки на зарплату, хорошо выступали в прошедшем сезоне и точно не были статистами. 

• Лариса Куклина: 4 место в рейтинге СБР, серия из трех подряд побед в Кубке Содружества;

• Ильназ Мухамедзянов: 12 место в рейтинге СБР, золото и серебро на чемпионате России в Ижевске;

• Евгений Емерхонов: 13 место в рейтинге СБР, 3 место на этапе Кубка России в Рыбинске.

Совпадение или нет, но все трое тренируются в группе Юрия Каминского. Он ничего не понимает.

– Я не обладаю информацией, чтобы объяснить, что там произошло, – заметил Каминский в интервью Sports.ru. – Могу сказать только одно: мы сейчас на сборе в Сочи, поговорили с тренерами – здесь находятся три четверти команды. Ни один тренер в глаза не видел этих списков. Как можно обсуждать то, чего не было?

Надеюсь, теперь пройдет, скажем так, «дообсуждение». Одно дело обсуждать что-то абстрактное, а другое – конкретный список с фамилиями. Сейчас и ребята, и руководители биатлона в регионах – все напряглись. Хочется верить, что если в списках были допущены ошибки, то их поправят. Еще есть время.

«Второй год пытаются лишить зарплаты и оставляют без части экипировки. Почему – не знаю». Емерхонов тоже растерян   

Лариса Куклина от комментариев пока воздерживается. Хотя у нее точно есть основания обижаться: выдала едва ли не лучший сезон в карьере, но осталась без зарплаты.

Зато не молчит 23-летний Евгений Емерхонов: он первый год готовился с Каминским и тоже имеет основания быть довольным собой. История с отсутствием зарплаты стала для него сюрпризом.

– Изначально я думал, что когда ты попадаешь в сборную, то автоматом получаешь экипировку вместе с зарплатой, – рассказал Евгений Sports.ru. – И тут нам всем сказали собрать документы, чтобы встать на ставку в ЦСП. Я собрал, а потом говорят: извини, а ты там не стоишь. Вроде как потому, что не выполнил критерии.

Хотя как можно выполнить критерии для попадания в сборную, но не выполнить для получения зарплаты? Есть ребята, которые тоже названные критерии не выполнили, но они стоят на ставке. А еще есть юниоры, которых поставили на мужскую ставку, хотя они по идее могут проходить по юниорской.

Ребята, нам не до жиру. Почему часть биатлонистов сборной России оставили без зарплаты

Я молодой спортсмен, только второй год буду выступать по взрослым. Считаю, провел очень достойный сезон, на главных стартах у меня были три четвертых места. Почему со мной так поступают – не знаю.

– Конечно. Каждый год я покупаю лыжи, ботинки, палки… Раньше часть этого давали в сборной, но теперь даже не знаю: дадут – или я снова чего-то не выполнил? В любом случае, того, что дают, всегда мало. Нужно обновлять лыжи, приобретать велосипед, кроссовки, еще массу всего.

– Я рад, что принял такое решение. Мне очень нравится, как в Татарстане все устроено. Президент федерации меня всегда поддерживает, всегда на моей стороне.

– Очень надеюсь, что мне все-таки помогут. Как ни странно, в прошлом году была абсолютно такая же ситуация. Меня не хотели брать на ставку, хотя я по юниорам взял серебро чемпионата Европы. Но тогда тренеры поговорили и все решили, не вынося сор из избы.

А еще уже второй год подряд мне не выдают экипировку Forward. Это парадная форма, которая положена ребятам из сборной. Почему так – не спрашивайте. Не знаю.

В регионе сборник получает 40-50 тысяч – это на порядок меньше, чем в ЦСП 

Интересы Мухамедзянова представляет Иван Черезов – призер Олимпийских игр теперь возглавляет биатлон в Удмуртии. 

Регион считается не самым богатым, и например, Емерхонов зимой как раз оттуда ушел в более благополучный Татарстан.

– Везде по-разному, но у нас в регионе получают на порядок меньше по сравнению с федеральными зарплатами сборника, – объяснил Черезов Sports.ru. – Контракт со спортсменом-зимником подписывается с 1 июня, на основании результатов, которые он показал прошедшей зимой. В среднем это получается 40-50 тысяч, если речь о топовом спортсмене. У остальных – ниже.

– Нет, конечно. Их составляет СБР, потом отправляет в ЦСП. У региональных федераций такой информации нет.

– Это очень неприятная ситуация. У спортсмена век короткий, не так много лет, чтобы обеспечить себя и семью. Ты вроде бы показываешь достойный результат, попадаешь в сборную, и вдруг оказывается, что для федеральной зарплаты этого недостаточно. Как тут не расстроиться?

Как вышло, что зарплатных ставок в биатлоне стало меньше, чем мест в сборной? 

Откуда вообще взялась проблема с зарплатами? Раньше по весне спортсмены конкурировали только за места в команде на централизованной подготовке (это предполагает возможность бесплатно ездить по сборам и соревнованиям).

Но даже те, кому мест не хватало, ездили «прицепом» за счет региона. Ни на что, кроме бюджета региональной федерации, это не влияло.

Ребята, нам не до жиру. Почему часть биатлонистов сборной России оставили без зарплаты

Что все члены сборной получают зарплату – подразумевалось по умолчанию. Это как быть в штате на любой работе: если отдал трудовую книжку – значит, точно получаешь деньги. Но с некоторых пор все изменилось. Теперь спортсменов в биатлонной команде больше, чем ставок зарплаты в ЦСП.

Вы, наверное, заметили, что глава СБР Виктор Майгуров и вице-президент Павел Ростовцев  не комментируют ситуацию. Мы попробовали связаться с ними, но оказалось, что в СБР по этой теме выбрали спикером другого человека.

– Два года назад ЦСП убрал у нас юниорские ставки, – объяснил председатель тренерского совета СБР Владимир Брагин. – Соответственно, в команде остались всего 32 ставки на взрослый и юниорский составы. Было принято решение 6 из этих ставок отдать юниорам.

– Мы как раз и следуем этому принципу. Первые 8 человек в мужской и женской командах, то есть основной состав, автоматически ставятся на зарплату. Это уже 16 человек. Плюс трое олимпиоников, которые по разным причинам пропускали сезон: Резцова, Нигматуллина и Логинов. Им решили тоже сохранить зарплату. Сюда же Сергей Башкиров предложил добавить Максима Цветкова – он тоже призер Олимпийских игр, но в первую восьмерку в прошедшем сезоне не попал.

Получается 20 ставок. 21 стала Анна Грухвина, которая перешла из лыжных гонок.

– Шевченко перешла первой, там было много нюансов с оформлением, многие вещи еще не были отработаны. В итоге, она будет получать зарплату уже с этого года.

Я не занимался переходом Грухвиной, но насколько я понимаю, этот вопрос там изначально обговаривался. Это понятно: девчонка переходит из основного состава лыжников, оставить ее у нас без зарплаты было бы странно.

– Я предложил распределить эти ставки между спортсменами, которые пойдут на основное место работы в ЦСП. То есть это люди, которые не получают зарплаты у себя в регионе. То же самое относится и к юниорам.

– У нас есть группа тренеров сборной команды в Whats app. Ростовцев предложил распределение ставок. Все это было еще в апреле. Потом спросили, у кого какие предложения. Башкиров написал про Цветкова, я – про основное место работы в ЦСП. И что если не наберется спортсменов из основы, готовых пойти на это условие, то можем отдать эти места юниорам.

Все, больше ни у кого предложений не было, вопросов никто не задавал. Молчание – знак согласия.

– Спросите его тренера Юрия Каминского.

Ребята, нам не до жиру. Почему часть биатлонистов сборной России оставили без зарплаты

– Пусть почитает группу, где Ростовцев это предложил еще 21 апреля. Если люди не задают вопросов, значит, наверное, их все устраивает? У меня был вопрос – я задал, Башкиров – то же самое. Но ни Истомин, ни Шашилов, ни Каминский ничего там не спрашивали. Если спрашивали где-то еще – я об этом не знаю.

– Вопрос не ко мне. Я ставки не распределяю.

Может, проблема в том, что никто не хочет делать ЦСП основным местом работы? И тогда спортсмены сами виноваты? 

А что за история с основным местом работы, о которой говорит Брагин?

По закону, если спортсмен одновременно трудоустроен в ЦСП и в регионе, он действительно в одном из мест должен работать по совместительству и получать зарплату с коэффициентом 0,5. Раньше спортсмены выбирали: где больше зарплата – там и ставили место основной работы. Соответственно, если выбор был в пользу региона, можно было сделать вывод, что регион обеспеченный. Например, в Удмуртии, как говорил Черезов, зарплаты существенно уступают федеральным.

Теперь логика, очевидно, в следующем: пусть зарплаты ЦСП достанутся спортсменам из условно «бедных» регионов, а те, у кого в регионе все хорошо, прекрасно обойдутся и без них.

Но вот, например, Емерхонов подтвердил Sports.ru, что в случае положительного решения планировал выбирать как основное место работы ЦСП. У Мухамедзянова с Удмуртией, очевидно, выбор был бы аналогичным. То есть как минимум в двух случаях – проблема не в новых критериях от Брагина.

А в чем тогда? Похоже, никто этого толком не понимает.


Источник

Loading