23.06.2024

Мария Истомина: Мне интереснее съездить в деревню к бабушке, чем выложить очередной пост

Мария Истомина: Мне интереснее съездить в деревню к бабушке, чем выложить очередной пост

Призер лыжероллерного чемпионата мира Мария Истомина в прошедшем сезоне на домашних стартах была одной из самых стабильных спортсменок. 

В общем зачете Кубка России Истомина заняла четвертое место, на протяжении всего соревновательного года была близка к тому, чтобы обыграть Наталью Непряеву, и все это несмотря на проблемы со здоровьем.


О вынужденных паузах по ходу сезона, своих планах на новый, трансформации и личном Истомина рассказала Sport24.

— Пролетело очень быстро, почти не заметила, пыталась максимально залечить все свои травмы. В общем, все прошло хорошо, но к сбору, конечно, не сказать, что готова на 100%. Но все будет нормально. Я буду продолжать лечиться.

— Это все, наверное, какие-то старые травмы, просто сейчас они начали давать о себе знать. Возможно, на фоне нагрузок, где-то все равно и возраст влияет.

— У меня ничего критичного нет, чтобы мне сказали: «Вам нельзя больше заниматься». Это просто накопившиеся травмы, которые, наверное, бывают у каждого спортсмена. Мы работаем достаточно много, и не всегда это именно для здоровья. Иногда это уже гробит его.

— Да, в целом, конечно, было спокойнее, нежели, например, если бы это был олимпийский сезон. Все-таки я понимала, что пропущу неделю без тренировок, но ничего страшного не случится. Я потом быстро вливалась в работу и ничего не потеряла.

— И летняя подготовка, и внутренняя была такой, что я понимала, что могу бежать хорошо, но не получалось реализоваться на главных стартах. Были такие старты, когда мне было так тяжело, как никогда не было в тот сезон.

В прошлом сезоне мы с тренером разговаривали о том, что, вероятнее всего, был сдвиг формы: летом и в начало сезона я вошла в хорошей форме, но зиму провела уже в яме. Наверное, сказался и пропуск сезона.

Но мы хорошо поработали в этом сезоне. Было плюсом, что он прошел в России, потому что мы немного поэкспериментировали. И у нас получилось неплохо, потому что результаты у меня были стабильные.

— Сезон получился неплохой. Я не могу сказать, что всем довольна, все-таки остались какие-то моменты, которые у меня не получилось реализовать в этом сезоне. Мне есть над чем работать.

— По ходу сезона, наверное, нет. Только к концу сезона. Я понимала, что нет такого настроя на российских стартах, как на международных. Это меня немного раздражало. Я пыталась настроиться так же, как на мире, но все равно в гонке ты бежишь и понимаешь, что это не международный старт. У тебя нет внутри такого же настроя.

— Я считаю, что все возможно Я тренируюсь с Наташей. Летом где-то на тренировках я ее обгоняю. То есть у меня нет такого, что это невозможно. Нет, все возможно, просто нужно, чтобы все сложилось, правильно действовать и самой, и по дистанции. Наташа ведь еще очень много выигрывает тактически.

— Я поменялась. И отношение к нагрузкам. Когда я пришла к нему, это было просто выполнение всех тренировок, я себя держала в очень жестких рамках. Вот не дай бог, если я не сделала какую-то тренировку. После первого сезона я поняла, что все-таки организм не железный, нужно его слушать. Когда он уже говорит «нет», то лучше провести тренировку спокойно.

— Мы уже разговаривали, но не так подробно. Думаю, на первом сборе мы с ним поговорим [интервью записывалось 10 мая] уже о том, что получилось, что не получилось, и что нам нужно в предстоящем сезоне.

Я уже примерно поняла, сформулировала то, о чем мы будем говорить с Юрием Викторовичем. Вот, например, мне хотелось бы сделать еще чуть-чуть ставку на спринтерскую подготовку. Она мне помогает и в дистанционных видах, и в спринтах бороться.

Я неплохо смотрюсь в спринтах, но мне не хватает именно спринтерской техники, возможно, где-то спринтерских качеств, но, думаю, это можно развивать. Не говорю, что я обязательно должна стать Йоханнесом Клэбо в спринте (смеется). Но развивать спринт, чтобы он помогал на дистанциях — почему нет?

— Это сказывается, наверное, только в опыте. Я понимаю, например, что каких-то ситуаций в гонках у некоторых уже было намного больше. Также у опытных ребят есть свой почерк. Мне о себе приходится по каким-то гонкам судить. Еще техника. Я заметила, что технически, чем больше я занималась, накатывала объем, тем больше я понимала технику.

— Почему нет? Можно. Мечтать вообще не вредно (смеется).

Нынешняя ситуация в спорте не ограничивает меня в моих мечтах. Я не хочу зацикливаться на том, что все плохо, мы никуда не поедем, моей мечте никогда не сбыться, потому что нас куда-то не пускают.

Да, сейчас такая ситуация. Вот такой период у нашего поколения, такое испытание. Но мы все пройдем. Я не думаю, что стоит уходить в уныние. Лучше настроиться на позитив. Мы ведь не знаем, что будет завтра. Все может быстро поменяться.

— Наверное, просто будет легче психологически от того, что ты съездил и посоревновался не в России, а за рубежом. Конечно, это не тот уровень, не те соревнования, но эмоциональная разгрузка все равно придет от этих соревнований.

— Для меня это не так важно. Я не такой человек, который старается из кожи вон лезть, чтобы все о нем услышали, все знали. Есть люди, которым это нравится. Я же, например, не так часто веду социальные сети, потому что у меня нет интереса. Для меня интереснее пойти с кем-то из родных прогуляться или съездить в деревню к бабушке, чем выложить очередной пост.

 — Да, конечно, здесь есть свои плюсы, свои фишки, но если мне это не особо интересно, я не буду себя заставлять. Я понимаю, что для популяризации лыж должна больше выкладывать что-то с соревнований, еще что-то, но делаю это, когда у меня есть время.

— У нас небольшое село, поэтому там меня все знают. В районе тоже болеют, в крае. Но все-таки все знают меня за счет результата, а не за счет социальных сетей.

— Все плачевно, все закрыли, ничего не развивается. Наверное, то же самое и в районе, а не только у нас в селе. Я очень много общаюсь с лыжниками из нашего района, с тренерами, с детьми. Все говорят о том, что тяжело, проблемно, что для того, чтобы заниматься лыжными гонками профессионально, нужно куда-то уезжать.

— У нас в Сивинском районе, наверное, это не так интересно правительству, поэтому они как бы закрывают это все. А у нас ведь район достаточно спортивный, людям нравится спорт, они готовы заниматься, но негде.

— Да, я все-таки надеюсь, что что-нибудь пойдет в лучшую сторону. Где возможно — я помогу. Может быть, получится как-то договориться именно с краевыми властями, чтобы они помогли. Также у нас сейчас запускаются всякие гранты, проекты. Я прошу мне скидывать, чтобы если что-то подойдет, я отправила тренерам, которые бы заявились на участие. Жалко тех ребят, которые хотят тренироваться, горят этим, но у них нет возможности, а у родителей нет финансовой возможности куда-то их вывезти.

— Я достаточно сентиментальный человек и все близко принимаю к сердцу. Мне тяжело видеть чью-то ситуацию, особенно когда я знаю, что могу помочь человеку. Когда у меня появились свободные финансы, я стала скидывать.

— Если у тебя есть возможность помочь ближнему, нужно помогать. Мы все люди, мы все братья, мы должны поддерживать друг друга. Это может быть не только финансовая помощь. Иногда даже просто поговорить с человеком, дать какой-то совет, поделиться своим опытом — важно. Он может понять, что все не так плохо в его жизни, и, возможно, пойдет по той дороге, которую ты ему указал. Я считаю, что помогать людям нужно.

— Просто мне нравится. Те, кто видят меня на сборах, прекрасно знают, что я могу прийти в столовую или провести выходной день в платье или юбке. Я же девушка, мне хочется иногда чувствовать себя не просто спортсменом в спортивной форме.

— Я вижу где-нибудь что-то красивое и беру себе на заметку. Но, кстати, не всегда получается сделать то, что понравилось, потому что спортивное тело вписывается не во все фотосессии. Например, мне очень нравится какая-нибудь одежда или фотосессии с открытой спиной, но моя спина сзади очень сильно напоминает мужскую и в каком-то женственном платье она не очень смотрится.

— У меня нет никаких претензий, комплексов по поводу моего тела, я его люблю. Да, оно такое, но я — профессиональный спортсмен. С точки зрения спорта мне нравится мое тело, и я знаю, что не только мне. Я часто слышу в свой адрес от других спортсменок, что как мне хорошо, что у меня такое тело.

— Я люблю отдыхать на природе, ходить на природу, созерцать там, потому что, наверное, росла в деревне. Для меня это такая норма, что природа вокруг. В городе скучаешь по этому и очень хочется выехать куда-то на природу. Вот заходишь в парк и сразу же себя ощущаешь иначе, хочется там задержаться, посидеть.

В целом я люблю активный отдых на природе. Это все пошло со школы, потому что нас всегда везде возили, мы занимались спортивным туризмом.

— Я очень хочу на Азорские острова, там очень красиво. Я вынашивала эту идею, наверное, еще с олимпийского сезона. Думала, что как бы он ни завершился, в конце сезона я поеду туда, но не получилось. Верю, что все еще впереди. Подождем, когда все откроется и можно будет ехать.

— Мне, например, многие говорят о том, что когда меня видят, я для них одна, а когда начинают со мной общаться, то я на самом деле другой человек.

— Некоторые, когда видят меня впервые, думают, что я стерва. Но это меня никогда не обижало. Мне просто было интересно — почему. Я же вроде не делаю ничего такого, почему люди так думают.

— Да, все-таки иногда у меня есть такое. Я ведь человек двух стихий, так как родилась 20-го, а это переход с овна на рыбы, поэтому я бываю иногда очень вспыльчивой, эмоциональной. Когда злюсь, у меня иногда искры летят. При этом я достаточно спокойная, уравновешенная. Так и на соревнованиях получается, что я могу быть разной.

— Сейчас я очень много слушаю и читаю по истории, мне это очень нравится. Каждую тему, которую я где-то слышу, и она становится мне интересной, я стараюсь о ней все узнать, все прочитать.

 — Это стало мне интересно после того, как я посмотрела фильм «Солнечный удар». Для меня было шоком, что там показана советская власть с другой стороны, не с которой нам про нее рассказывали в школе. И мне стало это интересно, я начала искать информацию. Так и затянуло.

— Да. Я, как и большинство, считаю, что история циклична и очень много того, что сейчас происходит в твоей жизни и вообще в мире, уже можно предречь с помощью истории. Какие-то похожие ситуации были. И как они сложились, ты можешь узнать, взглянув на историю.

— Наверное, я буду заниматься лыжными гонками, я не такой человек, который быстро что-то заканчивает, потому что мне становится неинтересно. Думаю, этот спорт будет со мной на протяжении всей жизни.

Если посмотреть в другую сторону, не в спортивную, я хочу семью, детей. Кем я буду? Не готова сказать, кем точно буду, потому что сейчас очень много интересов появляется, они могут меняться на какие-то новые.


Источник

Loading