23.06.2024

Елена Вяльбе: «Не надо всё копировать или сравнивать с Западом»

Елена Вяльбе: "Не надо всё копировать или сравнивать с Западом"

Президент Федерации лыжных гонок России, трехкратная олимпийская чемпионка Елена Вяльбе в интервью ТАСС рассказала, каким она видит развитие вида спорта в России, отметила важность государственной поддержки и дала оценку нововведениям в правилах соревнований.

— Елена Валерьевна, давайте сначала определимся, для чего нужен профессиональный спорт. 


— Не могу дать определения этому понятию.

— Разграничим так: любители соревнуются бесплатно, профессионалы — за деньги.

— Если мы полностью перейдем на профессиональный спорт, соответственно, мы перестанем получать государственные деньги. В таком случае спортсмены, получается, должны будут сами на все себе искать деньги? 

— В таких условиях в России спорт умрет?

— Сто процентов.

— Стоит пытаться найти баланс между частными и государственными инвестициями в профессиональный спорт?

— Вы много видели проявлений частно-государственного партнерства в лыжных гонках? В игровых видах спорта такое возможно, но на этом все. 

— Возможно изменить ситуацию, чтобы не только эти виды спорта у нас в стране были в привилегированном положении?

— Футбол во всем мире находится в таком положении, это самый смотрибельный и массовый вид спорта. Индивидуальные виды спорта в таком случае просто будут вымирать. 

— Тот же теннис вряд ли.

— Да, но теннисом могут заниматься только дети состоятельных родителей. Мой младший ребенок ходит на теннис, я считаю, что мы платим бешеные деньги. При этом внук ходит на футбол, там обучение стоит значительно меньше. Да, теннис — профессиональный вид спорта, но, если у тебя нет состоятельных родителей или спонсоров, помогать тебе там никто не будет начиная с детской спортивной школы. В лыжных гонках я не вижу, чтобы хотя бы в одну детскую спортивную школу стояли спонсоры, которые были бы готовы обеспечивать ее лыжами, палками, ботинками, мазями и так далее.

— Родители, отдавая ребенка в спорт, думают о его здоровье либо все же надеются, что он сможет зарабатывать им?

— Думаю, сейчас люди в основном приводят ребенка не для того, чтобы он оздоровился, а чтобы в будущем скрасил их безбедную старость. Говорю об элитных видах спорта. В основном люди думают об этом. 

— В лыжные гонки?

— Нет.

— Получается, профессиональный лыжный спорт невозможен?

— Для того чтобы спорт был массовым, его необязательно делать профессиональным. В то же время для меня статус профессионала — это не только когда коммерция.

— Но государство же платит спортсменам деньги.

— Если спортсмен участвует за счет федерального или регионального бюджета в учебно-тренировочных мероприятиях, соревнованиях за счет государства, то он является профессионалом? Даже не знаю, что сказать. Есть некая градация на уровне закона. Сборные России по лыжным гонкам относятся к спорту высших достижений.

— При этом спортсмен еще и зарабатывает, выступая на соревнованиях. Можно сравнить с западным подходом…

— Я считаю, что не надо все копировать или сравнивать с Западом. Например, в Норвегии в лыжных гонках клубная система, и их поддерживают спонсоры. У нас же детско-спортивные школы находятся на содержании государства. В свое время я открывала клуб имени Елены Вяльбе, в итоге содержала его сама, потому что не смогла найти никаких спонсоров. Единственное, что радует: воспитанники этого клуба показывали хорошие результаты. Но я не меценат, не спонсор, не хозяин большой фабрики и трех пароходов. Без государственной поддержки индивидуальные виды спорта в нашей стране можно будет закрывать.

Давай порассуждаем о командных видах спорта. Исключительно ради примера: есть Единая лига ВТБ, она влияет на приток детей в баскетбольные спортивные секции? Сомневаюсь. Она влияет уже на состоявшихся спортсменов, которые хотят играть в Единой лиге ВТБ. Наличие профессиональной лиги в виде спорта в России влияет на высокие результаты на тех же чемпионатах мира и Олимпийских играх? Мне кажется, не влияет. Тогда другой вопрос: нам нужен только такой, профессиональный спорт? Мы на Олимпийские игры едем не для того, чтобы пройтись на параде, а для того, чтобы показать наивысшие результаты и гордиться этим.

— Получается, спортсмены в таких видах спорта выполняют исключительно госзадачу? Все ради престижа страны? 

— В других странах иначе? 

— К примеру, Индия более чем за вековую историю выступления на Олимпиадах завоевала всего десять золотых наград. 

— У каждой страны своя высота в спорте. Но та же Америка разве не борется за то, чтобы быть первой на всех Олимпийских играх? 

— Безусловно, но при этом там ставка делается на профессиональный спорт. И у лыжных гонок в России, как мне кажется, есть потенциал. Согласны с тем, что сейчас ваш вид спорта очень популярен у зрителей? 

— Да, но для меня главное не наличие зрителей, а чтобы дети приходили в лыжные гонки. А приводят их в вид спорта благодаря результатам спортсменов. 

— Соответственно, об этих результатах нужно рассказывать, показывать их. То есть использовать инструменты из индустрии развлечений, свойственной профессиональному спорту. И если интерес к виду спорта растет, то можно попробовать поставить его на коммерческие рельсы. 

— У нас и сейчас не только государственные деньги — спонсоры есть. Кубок России — фактически коммерческие старты, на которых спортсмены зарабатывают деньги. Вот он, полупрофессиональный спорт, пожалуйста.

— Спонсорских средств «Лукойла» хватает? 

— Их хватит образно на три этапа Кубка России, в то время как есть и много других статей расходов.

— Возможно ли привлечь команду специалистов, маркетологов, которая помогла бы найти спонсоров? 

— У нас в стране не всегда все так работает. Во-первых, можно заплатить бешеные деньги компании, но она все равно тебе никаких спонсоров не найдет, гарантий никто не даст. Во-вторых, у нас многое завязано на отношениях. А если возвращаться к вопросу о профессиональном спорте, то вот маленький пример: приходя с каждой тренировки, [олимпийский призер из Австрии] Тереза Штадлобер пишет письма в 30 компаний, чтобы ей дали денег для тренировок. 29,5 компаний ей отказывают, соглашается только ресторан, который в итоге кормит ее обедами после тренировок. То же самое делают швейцарцы, американцы и спортсмены многих других стран в лыжных гонках. Нам нужен такой профессиональный спорт? 

— Если мы живем в условиях рыночной экономики, то да. Но наш спорт, кажется, до сих пор не может определиться, в какой системе он живет. 

— Я очень хочу, чтобы мы вернулись к тому, что у нас было в Советском Союзе, когда дети, приходя в детскую спортивную школу, знали, что их родители ни на что деньги тратить не будут. А сейчас мы в любой детской спортивной школе фактически «доим» родителей, потому что инвентаря не хватает, качественного — вообще нет. А хорошие лыжи хотят все, потому что они позволяют добиться хорошего результата. Мазей и парафинов категорически не хватает, это очень дорого. Если дети едут на сборы, то родители дополнительно платят за проживание, питание и прочее. Я не хочу такую рыночную экономику. Я хочу, чтобы детско-юношеский спорт был полностью на государственном обеспечении.

Самое простое — заниматься видом спорта, где не нужна никакая экипировка, хотя даже в беге тебе понадобится не одна пара качественных кроссовок, которые тоже стоят денег. А у нас в стандартах спортивной подготовки вряд ли будет прописано, что спортсмен за год может сменить пять-шесть пар. Значит, на чьи все это плечи ложится? Правильно — родителей или самих спортсменов. В лыжных гонках я знаю массу примеров, когда иностранные спортсмены летом едут в Австралию или Новую Зеландию и параллельно с тренировками работают уборщицами в гостиницах или моют посуду. И на заработанные деньги они потом ездят на Кубки мира. Я не хочу, чтобы наши спортсмены так жили, в такой спортивной рыночной экономике. Потому что для меня они все равно профессионалы, и я себя тоже считала профессионалом, но при этом у меня никогда не болела голова о том, будут деньги или нет.

— Но вы были топовым спортсменом. Может, государству стоит поддерживать только тех, кто действительно способен на высокие результаты? Некоторые траты выглядят не очень целесообразно. Государство даже на внутренних стартах платит спортсменам за то, что они представляют свой регион. В итоге некоторые гоняют до 40 лет, хотя очевидно, что государству от этого уже никакой выгоды нет. Вы и сами говорили, что считаете таких спортсменов лоботрясами. 

— Я всегда против того, чтобы спортсмены, у которых уже седая борода, бегали без достойного результата, хотя и такое бывает. Но это единичные случаи. 

— Если говорить о международных стартах, то стоит ли возить полностью за госсчет людей, которые условно не могут попасть в десятку на Кубке мира?

— Сегодня не могут, но завтра — смогут.

— Не лучше ли спортсмену тогда создать стимулирующие условия, чтобы у него была мотивация стать лучше? Когда мы говорим о том, что на Западе спортсмены вынуждены подрабатывать, то это позволяет им интегрироваться в реальную жизнь, осознавать значимость публичности спортсмена, поддержки спонсоров. У нас же спортсмены, попадая на полное обеспечение, могут терять стимул развиваться дальше и интересоваться тем, как вообще работает индустрия спорта. 

— Возьмем для примера Лионеля Месси (нападающий футбольной сборной Аргентины — прим. ТАСС). Как вы думаете, сам Месси много занимается подобным? 

— Думаю, на него работает целая пиар-служба. 

— Он миллиардер, он может себе позволить. Спортсмен должен заниматься спортом, если он будет искать спонсоров, думать о том, как сделать визу или купить билет, то у него не будет времени для тренировок и отдыха. И нельзя сравнивать страны, в которых живет условно 3 миллиона человек, где отобраться на Олимпиаду может чуть ли не любой, и Россию, где конкуренция огромная. Как и в Норвегии, я не думаю, что у них нет конкуренции за право поехать на Кубок мира. И там, кстати, работает государственная программа.

Как я ранее говорила, существующая сейчас в российских лыжных гонках система меня устраивает, если мы оставим за скобками детский спорт. Я точно знаю, что мне не нужно искать деньги на билеты и думать, как мы будем расплачиваться за гостиницы, — никто нас там в заложники не возьмет, потому что все оплатит государство, за что мы им безмерно благодарны. Если это убрать, то большую часть видов спорта в стране можно закрывать. 

— Потянет государство расходы на все виды спорта, на детский и на профессиональный? В биатлоне спортсмен в детской школе должен настрелять тысячи патронов, каждый стоит денег. Получается, только биатлон будет съедать половину спортивного бюджета региона, в то время как у нас олимпийских дисциплин больше 50. 

— Значит, региональным бюджетам нужно больше выделять денег на спорт. Лучше пусть они пойдут на эти цели, чем потом мы будем лечить детей от алкоголизма и наркомании.

— Но при этом живем в рыночных условиях, которые тоже диктуют свои правила. Как найти баланс?

— У нас был абсолютно нормальный баланс до сегодняшнего дня. 

— Но при этом есть футбольные клубы, которые явно живут не в советской системе.

— Не надо воспринимать футбол как спорт, это не спорт, а место, где зарабатывают деньги. Люди, которые играют, зарабатывают деньги, и люди, которые находятся вокруг, тоже зарабатывают деньги. Лыжный клуб никто не хочет купить за бешеные деньги, а за хорошим футбольным стоят в очереди.

— В лыжных гонках же поднималась тема перехода на клубные соревнования в Кубке мира.

— Я против того, чтобы переходить с формата сборных на клубный. Для меня гораздо интереснее и важнее нынешняя система, чем если бы это были какие-то клубы, где будут собраны люди из разных стран. 

— Давайте в целом посмотрим на будущее мировых лыжных гонок. Сейчас приняли спорное решение уравнять мужские и женские дистанции. Можно внедрить более удачные идеи?

— Я не думаю, что мы каждый раз идем к чему-то более интересному. То же уравнивание дистанций для меня — полный нонсенс, этим мы потихоньку убьем женский лыжный спорт. Я уверена, что сейчас на первые женские 50 км в рамках Кубка мира выйдут единицы — тридцатку-то не каждая могла добежать. Если это интересно FIS (Международная федерация лыжного спорта и сноубординга), то пусть этим занимаются. Но из мужчин при этом они делают белоручек, скоро дойдет до того, что мы будем бегать только спринты и 10 км. 

— Может быть, это связано с тем, что FIS находится в заложниках у вещателей, которым выгоднее показывать более динамичные соревнования?

— Настоящие болельщики смотрели и 50 км с раздельного старта, и никто не отходил от телевизора. А сейчас мы ищем новые форматы, чтобы кого-то привлечь? Больше не привлекается. Зритель привлекается только при наличии лидера. Все остальное его не интересует.

Когда Юстина Ковальчик (двукратная олимпийская чемпионка по лыжным гонкам — прим. ТАСС) бежала 30 км, вся Польша смотрела. После ее ухода там больше никто не смотрит лыжные гонки. Точно так же, как и во всем мире. Норвегия доминирует в лыжных гонках, но какие у них показатели? По просмотру в прошлом сезоне они у себя в стране даже в тройку не попали. И я говорю не только про марафоны, но и про спринтерские гонки. Народу становится неинтересно, даже при том что Россия тогда участвовала. А у нас просмотры были выше, чем у трех скандинавских стран, вместе взятых.

— Раз в России есть интерес к лыжным гонкам, почему бы не проводить соревнования в крупных городах? 

— Очень дорогая организация соревнований: не все готовы на это пойти, есть риск, что после придется три года сидеть и клацать зубами. В целом только о Москве можно говорить как о возможном месте проведения городской гонки, так как у нас организаторами соревнований являются регионы.

— А добавление элементов шоу в соревнования? Те же стометровки.

— Думаю, шоу-бизнесом должны заниматься шоумены и шоувумены, а спортом — профессиональные спортсмены. Для меня все наши лыжники — профессионалы.

— Стоит ждать появления лыжно-биатлонного телешоу, о котором вы ранее говорили?

— Идея принадлежит директору спортивной редакции Первого канала. Она неплохая, потому что канал периодически транслирует лыжные гонки, я думаю, что его зрителям это будет интересно. У Первого очень успешно получилась история с фигурным катанием. Понятно, мы не фигуристы, но свою аудиторию мы привлечь сможем.

Однако во всем все равно должна быть мера. Я знаю людей, которые поначалу смотрели «Ледниковый период», но с годами переставали, потому что приедается — становится неинтересно.

— И тут мы возвращаемся к лыжным гонкам. Как сделать так, чтобы не приедалось и росли рейтинги?

— А в России они растут. Могу повторить: когда есть лидеры мирового уровня, люди будут смотреть соревнования. В фигурном катании тоже мужчин особо никто не смотрит, всем интересно женское одиночное катание, потому что лучше наших фигуристок никого в мире нет.  

— И им важно быть публичными, чтобы продвигать свой вид спорта. 

— А как сейчас можно не быть публичным, когда мы живем в мире, где информация передается моментально?

— Но мы знаем, что вы не сторонник того, чтобы спортсмены этому уделяли много времени.

— Я как раз говорила о том, что во всем должна быть мера. Если ты хочешь быть очень публичным человеком, с утра до ночи ходишь по телеканалам, на пару лет тебя хватит, при условии, что ты еще совсем юный, но если тебе уже под 30, то твоему организму нужно больше времени на восстановление.

Каждый человек волен распоряжаться своей жизнью, просто жалко, когда талантливые люди тратят время не на то, на что надо. Вот и все. Но я никогда не запрещала своим спортсменам ходить на телевидение или давать интервью, такого никогда не будет. Да, перед Олимпийскими играми наступает время, когда стоит ограничить общение с журналистами, но для этого есть объективные причины. Эта практика хорошо работает. Профессиональные спортсмены и сами все это понимают и отказываются от общения. 

— Закрывая тему телевидения, хотел спросить про права на показ лыжных гонок в России. Вы отмечали, что они переданы «Телеспорту» до 2025 года. Есть ли в соглашении пункт, по которому компания обязуется обеспечить трансляции соревнований? 

— Нет, конечно. 

— Вы не переживаете по поводу того, что сейчас нет трансляций?

— Нет, потому что те, кто следит за лыжными гонками, могут найти трансляции в интернете. Я сама сейчас все смотрю только через интернет, никаких проблем нет — сигнал можно вывести на тот же телевизор.

— Была возможность организовать трансляции на «Матч ТВ»?

— «Матч ТВ» к нам не приходил, предложений от них нам не поступало, хотя перед началом сезона контракта с «Телеспортом» у нас не было. И сейчас пересмотреть его уже невозможно. При этом отмечу, что «Телеспорт» и «Матч ТВ» договорились о показе «Чемпионских высот» и чемпионата России.

— И последнее: слышали о футбольной медиалиге? 

— Нет.

— В ней играют популярные блогеры, бывшие спортсмены и прочие медийные личности. Очень популярно у молодежи. Может, лыжным гонкам тоже стоит подтянуть популярных блогеров? Они бы помогли привлечь новое поколение.

— Я не занималась, не занимаюсь и не хочу заниматься привлечением зрителей. Я хочу, чтобы в лыжные гонки приходили дети, тренировались и после показывали хорошие результаты. Все.

— То есть нет задумок стать более медийной федерацией?

— Скажу честно — нет. Наверное, мой мозг не может переформатироваться на это. 

— Несмотря на то, что сейчас это востребовано? Хотя бы видео, какие-нибудь приколы размещать.

— В лыжных гонках некогда прикалываться и шутить, у меня очень серьезный вид спорта. Ребенок не должен приходить ради того, чтобы пошутить, посмеяться и уйти. Они насмотрятся тиктокеров, а потом их мамы в лыжную секцию приводят в школьных туфлях и джинсах, потому что они думают, что все будет легко и просто. Лыжный спорт с самого детства — ни черта не просто. Для результата фундамент нужно закладывать в детстве, а это невозможно, если ты только прикалываешься и дурака валяешь. Поприкалываться можно в других видах спорта. В том же сноуборде — там все дети на своей волне, это очень молодежный вид спорта. Я ничего против не имею, мне даже интересно, но это другой вид спорта.

— У того же [трехкратного олимпийского чемпиона] Саши Большунова хорошее чувство юмора, если с умом подходить, можно делать интересный контент. 

— Молодежь, которая хочет посмотреть шоу, не будет смотреть простые соревнования. Они будут ждать только исключительных ситуаций — падений или травм. Все остальное им будет неинтересно: они не приедут на соревнования и не будут следить полтора часа за гонкой по телевизору. Это не те люди, я не собираюсь на них затачиваться. А у наших соцсетей и сейчас прекрасные рейтинги.


Источник

Loading