24.06.2024

Александр Поварницын: Будет обидно, если закончу карьеру на внутренних стартах

Александр Поварницын: Будет обидно, если закончу карьеру на внутренних стартах

В это биатлонное межсезонье два чемпиона мира Александр Логинов и Антон Бабиков ушли на самоподготовку, организовав свою мини-группу, которую назвали «Союз двух биатлонистов». 

Позже к ним примкнул третий участник — Александр Поварницын. Насколько такой шаг был оправдан, покажет зимний сезон, но на летнем этапе Кубка Содружества в Сочи все трое заехали в топ-10. 


После гонки Поварницын рассказал «СЭ», как решился на уход из группы Сергея Башкирова и с какими трудностями сталкивается их команда на самоподготовке.

Было важно ни с кем не поссориться

— Изначально на собрании Павел Александрович (Ростовцев) сказал, что нашу группу не будут расформировывать. Была небольшая надежда, что все останется как есть. Хотя уже и слухи ходили, что нас расформируют и присоединят к группе Каминского. Поэтому такая заминка получилась. Считаю, что она хорошо на мне сказалась. Был плавный переходный период. Съездил на сбор с хорошим обеспечением и помощью Сергея Геннадьевича Башкирова. Но при этом продолжал выполнять план, который был изначально заложен на эту подготовку, а не перестраивался на план Юрия Михайловича Каминского.

— Когда пришло окончательное осознание, что нужно уходить?

— Я сильно задумывался о своем прошлом: как я себя вел, как готовился, что делал. Подумал, что не стоит терять время и хвататься за комфортные условия — нужно выбирать то, что тебе действительно подходит. Пересматривая видео с чемпионата России в Ханты-Мансийске, понял, что та работа, которую мы делали с Дмитрием Шукаловичем, дает результат, и надо продолжать ее делать.

— Ты точно уверен, что с Шукаловичем у тебя идет прогресс?

— Думаю, что это очевидно. Раньше на тренировках какие-то отрезки давались мне тяжело, проигрывал ребятам по времени. Сейчас же выполняю их в одно время, а где-то и быстрее. Считаю, что это показательно.

— Ты принял решение о переходе. Как он происходил? Тебя ребята позвали к себе или ты к ним попросился?

— Я увидел, что такая команда образовалась, и позвонил Саше Логинову. Сказал, что такое решение зреет и что хочется присоединиться к ним. Спросил у Димы, что он думает по этому поводу и готов ли помогать. Он сказал, что готов. Саша тоже ответил положительно. Плюс мы разговаривали с Юрием Михайловичем. Говорил, какие у меня мысли насчет тренировочного процесса. Спросил, смогу ли я выполнять план Шукаловича, при этом тренируясь с вами. Юрий Михайлович ответил, что в сборной команде нужно готовиться более-менее по единому плану, что, конечно, какие-то корректировки допустимы, но методическое направление должно оставаться моим. А в данном случае было невозможно соединить два методических направления. Конечно, общался и с главным тренером. Сообщил о своем вероятном решении. Все были предупреждены. Поэтому получилось перейти безболезненно. Считаю, что никого не обидел. Для меня было очень важно ни с кем не поссориться и сохранить здоровые отношения с людьми, с которыми раньше работал. Всем благодарен, кто оказывал мне помощь.

— Со всеми сейчас нормально общаешься — с Башкировым, с Каминским?

— Да. Надеюсь, что они зла на меня не держат. Считаю, что вроде не за что на меня злиться.

Надо в спорте либо добиваться чего-то, либо уходить

— Не страшно было уходить?

— Конечно, страшно. Это определенный выход из зоны комфорта. Но для меня это был нужный шаг. Нельзя столько лет топтаться на месте, просто цепляться за комфортные условия и не прогрессировать. Надо в спорте либо добиваться чего-то, либо уходить. Я хочу чего-то добиться.

— Но ты единственный из своей мини-команды находишься на ставке ЦСП. Верно?

— Да. Но когда ты на самоподготовке, то частично свои деньги вкладываешь в подготовку. Когда ты в сборной, то находишься на полном обеспечении.

— На что сейчас приходится тратить?

— В основном на спортпит. Очень много денег туда уходит. Потому что хорошее спортивное питание дорогое, а оно очень важно в нашем виде спорта. Я раньше не придавал этому значения, но после консультации с нутрициологом поменял мнение. Плюс тратим на дополнительное питание. У регионов есть фиксированные тарифы, по которым мы можем питаться. Этого не хватает, мы доплачиваем свои деньги. Также есть транспортные расходы. Плюс, например, нужно купить наконечники для палок или что-то еще. Вроде мелочи, но они достаточно много из тебя вытягивают.

— Чего не хватает? Бабиков рассказывал, что врача.

— Да, это очень важно. Сколько разговоров ходило про реабилитолога. Было бы замечательно, даже если мы сами оплатим прием. Просто специалисты высокого уровня в городах есть, но к ним очень трудно попасть. Еще не хватает человека, который бы следил за стрелковой подготовкой, чтобы сразу делать оценку на рубеже.

— Это сейчас летние проблемы. Зимой нужно будет еще заниматься подготовкой лыж.

— Зимой проще. На соревнованиях этим занимаются региональные тренеры. А вкатываться мы будем в Тюмени. Там будут смазчики, тренеры. Нет с этим никаких проблем. Единственное, сложнее будет проводить точечные подводящие сборы зимой. Могут возникнуть технические проблемы. Но обычно эти сборы очень короткие. Не думаю, что будет тяжело приготовить себе лыжи.

— Какие плюсы видишь в этой автономии?

— Что ты никого не ждешь. Нас три человека. Договорились о времени и ушли на тренировку. Мы достаточно гибкие. Если, например, слишком сильно устали, увеличили интервал отдыха. Плюс мы выполняем то, что мы хотим выполнять, и легко корректируем работу. Иногда бывает тяжело достучаться до тренеров и объяснить, почему ты хочешь именно эту работу.

— Не думаешь ли ты, что где-то надзор все-таки нужен?

— Нет. Мы понимаем, что сами ответственны, что это нужно именно нам, а никому-то другому. В плане самодисциплины нет никаких проблем. Надзор нужен на тренировке, чтобы на тебя со стороны посмотрели и дали какие-то подсказки. Но в плане дисциплины не думаю, что за спортсменами нашего уровня нужно бегать и что-то заставлять делать.

Мы идем в связке, наши успехи общие

— Как устроен ваш рабочий процесс с Шукаловичем?

— Каждый раз он скидывает план, мы по нему разговариваем, обсуждаем. У меня зачастую не возникает вопросов, потому что та работа, которая мне нужна, есть в плане. Далее мы каждый вечер созваниваемся и обсуждаем будущую тренировку: как это делать, что нам нужно получить, какие ощущения должны быть. Плюс после тренировки отправляем голосовые сообщения о проделанной работе.

— Он может высказать претензии по вашей работе?

— Да. Если ты что-то не то сделал, то критика от него будет. Для этого и нужен наставник, чтобы поправлять тебя, когда ты ошибаешься.

— Что он получает за свою работу?

— Думаю, что это не стоит разглашать. Безусловно, мы его отблагодарим.

— Чувствуете ли вы какую-то ответственность перед ним? Ведь ваши результаты — это еще и показатель его работы.

— Конечно. Мы идем в связке. Наши успехи — общие. Не конкретно мои, Саши или Антона, а всей команды. 

ЧИТАТЬ ПОЛНОСТЬЮ


Источник

Loading