18.07.2024

Александр Пак: Расходов всё больше, но мы работаем над привлечением новых спонсоров

Александр Пак: Расходов всё больше, но мы работаем над привлечением новых спонсоров

Это интервью давнее, но я почему-то пропустила его в момент выхода. 

Но в нем есть несколько важных и интересных моментов, поэтому рискнула опубликовать ссылку на материал сейчас, тем более что в межсезонье новостей в биатлоне немного. 


А вышло оно после публикации проекта российского календаря соревнований. 

Многим первые этапы в Ханты-Мансийске представляются спорным решением из-за возможных морозов. Исполнительный директор СБР Александр Пак уверяет, что календарь составляли исходя из совокупности многих факторов, а не просто «почесав голову». 

В интервью «Матч ТВ» он обосновал выбор места проведения соревнований, объяснил, кто принимает решение включать гимн Беларуси на награждении, а также рассказал, как коврики на рубеже могут влиять на расходы организации.

«ЕСЛИ МЫ СДЕЛАЕМ ЕДИНЫЙ КАЛЕНДАРЬ С КЛУБНЫМ ТУРНИРОМ, ТО НАЧНЕМ ИМЕТЬ К НЕМУ ОТНОШЕНИЕ»

— Первое, что бросается в глаза в календаре нового сезона, — три этапа в Ханты-Мансийске. Не могли бы объяснить, почему так много соревнований в одном месте?

— Тренеры нас всегда просили, чтобы мы начинали сезон чуть раньше и чуть раньше его заканчивали. Отчасти я с этим согласен, потому что в середине апреля найти хороший снег тяжело. Начать на неделю раньше — это нормальное явление. Первый этап в Хантах у нас достаточно короткий. Что касается второго и третьего этапов, есть опасения, что в это время в Хантах могут быть морозы, как было в прошлом сезоне. Но есть ещё большие опасения, что в других местах в это время снега не будет в достаточном количестве. Меня часто спрашивают: «Почему вы сидите в Хантах? Почему в это время не можете уехать в Уфу или Ижевск?» Ну, ребят, последние много-много лет в конце ноября достаточного количества снега ни в Тюмени, ни в Ижевске, ни в Уфе нет. Мы начинаем в Хантах, потому что уверены, что снег там будет.

Я понимаю обеспокоенность и интерес тренеров, но Союз биатлонистов России — это чуть больше, чем интерес отдельного конкретного региона. Мы должны для всех соблюсти одинаковые условия в проживании и питании, мы должны понимать, что в этом месте наш бродкастер «Матч ТВ» может разместиться так же компактно, как спортсмены. Поэтому прежде чем выбрать место, мы рассматриваем все вопросы в совокупности, а не просто так, почесав голову.

Александр Пак: Расходов всё больше, но мы работаем над привлечением новых спонсоровХанты-Мансийск / Фото: © Дмитрий Челяпин / Матч ТВ

— Ханты-Мансийску вообще нужен биатлон? На трибуны там приходило очень мало людей…

— Зрительская программа, приглашение школьников и студентов, ценовая политика — это целиком прерогатива местного оргкомитета. В этом плане нам всем очень понравилась картинка, которая была на Спартакиаде в Златоусте, в последние дни в Тюмени. Со следующего сезона мы будем подключаться к работе оргкомитетов. Я абсолютно уверен, что Ханты-Мансийску биатлон нужен. Да, в какой-то момент жители города были избалованы биатлоном, но сейчас, когда нет международных стартов, думаю, что ситуация будет меняться в лучшую сторону.

— Если в Хантах снова придет мало людей — это будет означать поражение?

— Скорее, это даст почву для работы над ошибками.

— Виктор Майгуров сказал, что остается только молиться, чтобы в Хантах в ноябре не было сильных морозов. Это единственный выход?

— Проблема с погодой касается не только российского биатлона, а всей планеты. Ну, если будет мороз, отменим — что же поделать. В этом году Москву завалило, а в Тюмени первый снег выпал в декабре. Сейчас не угадать. Молиться? Возможно.

— В этом сезоне в середине ноября в Хантах проходил клубный турнир. СБР специально начнет новый сезон раньше, чтобы турнир Нуждова не состоялся?

— Почему мы начнем раньше? Тренеры попросили убрать один летний Кубок Содружества, мы его перенесли на зиму. Мы не видели расписание клубного турнира, когда составляли наш календарь.

— Вы не общались с Алексеем Нуждовым?

— Нет, я не общался. И я не очень понимаю, какое мы имеем к этому отношение, если это клубный турнир. Да и его устроители подчеркивают, что они вне юрисдикции СБР. Я не против этого турнира, но мы к нему отношения не имеем.

Александр Пак: Расходов всё больше, но мы работаем над привлечением новых спонсоровАлексей Нуждов / Фото: © Дмитрий Челяпин / Матч ТВ

— Вы можете подружиться с той стороной и сделать общий календарь?

— Если мы сделаем единым календарь, то начнем иметь отношение к этой лиге. Значит все нарушения правил IBU коснутся нас. Мы не сжигаем мосты с IBU, рано или поздно мы к ним вернемся. Зачем нам нарушать правила? Мы члены IBU, хоть и временно отстраненные. Не думаю, что у нас может быть общий календарь.

— IBU спрашивал с вас за клубный турнир?

— Да, нам задавались вопросы, но мы объяснили, что не имеем отношения к этому. Клубный турнир заявлялся в СМИ очень громко с участием нескольких стран, и вопросы у IBU возникли до его начала.

«КРАСНОЯРСК ЗИМОЙ НЕРЕАЛЕН ИЗ-ЗА СЛОЖНОЙ ЛОГИСТИКИ»

— Основные стадионы вы делите с лыжниками. Но нельзя ли договориться с Еленой Вяльбе, вы же с ней хорошие друзья?

— Да, мы основные стадионы делим с лыжниками, у которых есть не только взрослые спортсмены, а еще юниоры и юноши. В новом сезоне мы переедем в Тюмень именно в то время, когда мы переезжали в этом сезоне. Здесь у нас не было особых споров. Недавно Елена Валерьевна сказала, что мы не одна семья, но друзья, которые живут на одной лестничной клетке и дружат семьями. И я с ней абсолютно согласен, хоть у нас и разные интересы, и в какой-то степени мы даже конкуренты — в рекламном, телевизионном поле. Но мы дружим семьями.

— Есть ли вообще борьба у стадионов за этапы?

— Это моя мечта — вывести проведение соревнований в регионах на конкурсную основу, как происходит на Кубке мира. В последние три года мы плавно к этому идем: конкуренция между городами есть, вводятся в строй новые комплексы, СБР расширяет географию своих соревнований. Нам это только на руку, потому что в этом случае регионы будут стараться проводить этапы лучше. И нам это позволяет правильно выстроить логистику. Я считаю, что в нынешнем проекте календарь составлен именно так, что нет метаний и больших переездов. Кроме летних соревнований, но после них будет большая пауза.

Александр Пак: Расходов всё больше, но мы работаем над привлечением новых спонсоровФото: © Дмитрий Челяпин / Матч ТВ

— Красноярск зимой реален?

— На мой взгляд, нет. Из-за сложной логистики. К сожалению, он находится далеко от основных мест наших соревнований, и поставить встык к нему этап в другом месте проблематично. Но мы, конечно, не списываем зимний Красноярск. Будем в дальнейшем думать.

— Недавно Спартакиада учащихся прошла в Сочи, потому что необходимо задействовать наследие Игр-2014. Если вышестоящее руководство скажет вам, что нужно использовать наследие Универсиады, как быть?

— Спартакиада — мероприятие Минспорта. Этапы Кубка России, Кубка Содружества и чемпионат России — соревнования СБР, в этом случае министерство может нам только рекомендовать. Не думаю, что возможна ситуация, при которой они могут приказать нам провести соревнования в Красноярске, только потому что это наследие Универсиады. Мы можем привести аргументы, почему это нельзя сделать, а там тоже работают умные люди. 

«МЫ ПУСТИЛИ БЕЛОРУСОВ НА ЧЕМПИОНАТ И КУБОК РОССИИ БЕЗ СОГЛАСОВАНИЯ МИНСПОРТА И ОЧЕНЬ РИСКОВАЛИ»

— В этом сезоне этап в Чайковском состоял полностью из неолимпийских дисциплин. Будут ли эксперименты в новом сезоне?

— Да, точно будут. Мы планируем сделать один этап, где будут неолимпийские дисциплины. Этот сезон отчасти показал, какие дисциплины интересы, какие нет. Но все это мы обсудим после сезона с нашими партнерами из «Матч ТВ».

— Командная гонка снова будет?

— Командная гонка — это не эксперимент. Это постоянная дисциплина чемпионатов России, которая в прошлом сезоне просто была отменена, уже не помню по какой причине. Но командная гонка была всегда. Мы будем думать, проводить ли ее в следующем сезоне. У нас в СБР есть разные мнения, нужна она или нет. Основной спор связан в разрывах между командами, таких разрывов быть не должно. Хотелось бы вводить в биатлон постоянство: зритель должен понимать, что эта гонка проходит по таким правилам, а вот эта — по другим. И когда гонка проходит раз в год, зрителю это непонятно.

Александр Пак: Расходов всё больше, но мы работаем над привлечением новых спонсоровКомандная гонка в Челябинске / Фото: © Дмитрий Челяпин / Матч ТВ 

— Вы склоняетесь к тому, чтобы было больше гонок преследования, масс-стартов и эстафет?

— Да, больше контактных гонок. Но мы не можем уйти от спринта и индивидуальной гонки, это все-таки олимпийские дисциплины. У нас, кстати, возник спор, является ли гонка преследования массовым стартом? Нет. В этом сезоне у нас были случаи, когда люди с 17-го места заезжали в призы, но в целом, в этой гонке побеждают те, кто был высоко в спринте. Пасьют — это не контактная гонка. 

— Я бы поспорил, потому что плотность высокая, а отставания небольшие…

— В чистом виде это не контактная гонка. Да, лидеры идут в нескольких секундах, но в пасьюте 60 человек, и когда первые уже стреляют, последние только стартуют.

— Вы против пасьюта?

— Нет, хотя бы просто потому что это олимпийская дисциплина. Но лично я больше сторонник гонок с раздельным стартом, потому что тут спортсмен борется только с собой. Раздельный старт — это оценка функционального состояния спортсмена.

— Гимн на церемонии награждения — ответственность СБР или нет?

— Нет, это ответственность оргкомитета, который должен проводить церемонию награждения согласно регламенту соревнований.

— Будет ли в регламенте следующего сезона прописано, что гимн Белоруссии играть разрешено?

— Как только Минспорта даст такие рекомендации, регламент будет изменен. Вы думаете мы против гимна Белоруссии на награждении? Для нас белорусы не просто братья и сестры, белорусы для нас такие же участники соревнований, как и россияне. Мы только за, но есть регламент. На чемпионате России играет гимн России, на международных соревнованиях — гимн победившей страны. В Тюмени оргкомитет принял решение включить белорусский гимн. Мы только за.

Александр Пак: Расходов всё больше, но мы работаем над привлечением новых спонсоровАнтон Смольский, Динара Смольская, Анна Сола и Дмитрий Лазовский (в центре) / Фото: © Дмитрий Челяпин / Матч ТВ

— Но СБР может рекомендовать министерству спорта это сделать.

— Минспорта ведь не на другой планете находится, там видят проблему, и все регламенты наших соревнований утверждают они. Есть регламент и точка. Вот, например, здесь мы отошли от него, тут еще немного, потом еще вот здесь, и в итоге что получается? Хаос.

— Вы просто не хотите ругаться?

— Когда нас с белорусами отстранили от международных соревнований, мы приняли решение о создании Кубка Содружества, потому что у них интересные спортсмены, потому что всем нужна конкуренция — все. Потом, когда мы без разрешения министерства спорта допустили белорусов на Кубок и чемпионат России, мы сделали это на свой страх и риск и сделали двойной зачет.

Давайте представим, что в КХЛ теоретически китайская команда выиграет регулярный чемпионат, они разве станут чемпионами России и будет играть гимн Китая? Нет. Первой в таблице станет российская команда и будет играться гимн России. Если министерство спорта изменит наш регламент, то мы будем только рады. Но думаю, что это не прерогатива Минспорта, а решение еще выше.

«В РОССИИ НЕ МОГУТ ПРОИЗВЕСТИ КОВРИКИ, ЧТОБЫ ОНИ НЕ ПЛАВИЛИСЬ НА СОЛНЦЕ И НЕ ТРЕСКАЛИСЬ НА МОРОЗЕ»

— Не ваша ответственность, но недавно один из тренеров сборной попросил купить ему новую трубу (подзорная труба, которую используют тренеры на бирже — прим.), а ему отказали.

— Да, просто потому что мы не можем ее купить. Труб Carl Zeiss для покупки правильным юридическим путем нет! Мы пытались купить через иностранные компании, но не смогли. У каких-то друзей этого тренера есть такая труба, но мы не можем за наличные купить за полмиллиона трубу, вот так вот отслюнявить и не получить за это отчетные документы. Извините, мы общественная организация и должны отчитываться. 

Такая же беда с биатлонными ковриками. Все нормальные — импортные, а у нас таких не делают. В свое время Михаил Дмитриевич Прохоров даже хотел купить завод по производству этих ковриков, но потом решили продолжать закупать импортные. У нас нет технологий, чтобы на морозе не трескались, а на солнце не плавились.

Александр Пак: Расходов всё больше, но мы работаем над привлечением новых спонсоровФото: © Дмитрий Челяпин / Матч ТВ

— В этом сезоне они же новые, верно?

— Да, новые. Один коврик стоит почти 60 тысяч рублей. Мы купили сразу много, понимая, что с этим будут проблемы. У нас есть запас. Сейчас по-прежнему многое можно купить, только это стало очень долго и очень дорого. 

— Следующий сезон будет третьим после отстранения. СБР имеет на проведение соревнований столько же средств, как и в первом сезоне?

— С каждым сезоном расходы СБР на проведение соревнований становятся все больше и больше. Но мы ведем работу по привлечению новых спонсоров. Думаю, что на том же уровне.

Александр Пак: Расходов всё больше, но мы работаем над привлечением новых спонсоровАлександр Пак (в центре) / Фото: © Дмитрий Челяпин / Матч ТВ

— Если расходов становится больше, это идет в убыток национальной команде?

— Расходы на сборную тоже становятся больше, потому что растут цены на все. Но мы, конечно, стараемся соблюдать баланс. И я абсолютно уверен, что наша сборная обеспечена всем необходимым в нынешних непростых условиях. Да, есть определенная проблемы с контрактами с иностранными фирмами, но вопрос денег не стоит.


Источник

Loading